?

Log in

No account? Create an account

Лидия Графова

Всё будет так как надо, даже если будет иначе..


Previous Entry Поделиться Next Entry
Журнал "Персона", №2 (75), май 2009 г.
Графова Лидия
l_grafova
   С главным редактором  «Российской миграции»

Лидией Графовой беседует обозреватель Лариса Кукушкина

(Интервью опубликовано в журнале «Персона» , №2 (75), 2009 г.)

Биографическая справка

Лидия Ивановна Графова

Журналист, правозащитник, общественный деятель.

Родилась в г. Симферополе Крымской области.

Окончила Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, факультет журналистики.

1960 – 1979 - корреспондент газеты «Комсомольская правда».

1979 – 2005 - обозреватель «Литературной газеты».

1990 – 1999 - сопредседатель первой в России общественной организации, помогающей беженцам, – комитета «Гражданское содействие»

1996 по сей день - председатель Исполкома Международного общественного движения «Форум переселенческих организаций».

2007 – лауреат премии Союза журналистов «Золотое перо России»

Публикуется в «Российской газете», «Новой газете» и др.

Автор шести книг и 11 документальных фильмов.

Член Союза журналистов, Союза писателей и Общественного совета при ФМС России

– Лидия Ивановна, совсем недавно Вы стали главным редактором независимого журнала «Российская миграция».  Начать нашу беседу, наверное, стоит с поздравления?

- Пожалуй, больше нуждаюсь в сочувствии.  Громко звучит: главный редактор. Но в журнале, кроме меня, пока ни одного штатного сотрудника.  Выходит журнал уже пять лет, на средства одного предпринимателя. Странный такой предприниматель, бескорыстный. Для  него  нажива – совсем не главное в бизнесе. Он , Игорь Леонов, сам – бывший переселенец и стремится всячески помогать  мигрантам.  А я согласилась  взять эту тяжкую ношу только потому, что сегодня как никогда плохи дела с миграцией. Мигранты назначены  «врагами»,  виновниками нашего кризиса, сервильные СМИ яростно  взбивают ненависть к «понаехавшим». Понимаете зачем?  Власти стараются таким образом защитить себя от нарастающего народного гнева, канализировать протестные настроения. В кризисной панике  могут вообще отказаться от миграции как таковой. А это значило бы загробить будущее России.

-  Вы собираетесь спасать Россию изданием журнала,  тираж которого 5 тысяч?

- Вот  уже  почти два десятка лет  я, благополучный в прошлом журналист,  живу как бы внутри мигрантской трагедии.  Мои  коллеги  как-то посчитали:  около пятисот статей  в защиту мигрантов опубликовано мною в разных изданиях, российских и зарубежных. Это своего рода рекорд Гиннесса. Да, зациклилась. Это как болезнь. И ведь никогда раньше не думала, что  стану заниматься общественной работой, а теперь - увязла . «Форум переселенческих организаций» - третья  организация, которую мне довелось создавать. В конце 90-х, когда  гражданские инициативы у нас еще  поощрялись (правда, только морально, а финансовая помощь шла от зарубежных фондов),  в состав «Форума…» входило  267 организаций, созданных мигрантами в 53-х регионах России. И объединяли они около двухсот тысяч ( 200 000!) переселенцев. Вот какое у меня было войско. Когда я входила к какому-нибудь чиновнику, он чувствовал, что я не просто журналист, а за моей спиной – толпы переселенческого народа… И это, конечно, помогало. Теперь уже ничто не помогает. Оклеветать кого-то заказной статьей очень легко, а вот защитить человека, особенно если он мигрант, пойди попробуй. Тебя просто не услышат.   СМИ полны скандалов и политических сплетен. Знаю многих достойных людей, которые уже не хотят брать газет в руки – чтоб не замараться. В общем, потеряла я надежду  повлиять словом на общественное мнение, которое в свою очередь могло бы повлиять на власть. Так это обычно происходит  в нормальных странах. У нас – не получается.  И мне уже стало не интересно писать статьи. Зачем писать, мучаться, если  твои строчки  все равно бессильны как-то повлиять на жизнь людей.

   А вот журнал «Российская миграция» будет специализированным, прагматичным изданием.  Его главный адресат – лица, принимающие решения.   Есть же во властных структурах разумные люди, которых искренне волнует судьба России,  которые понимают, что  без мигрантов  наша страна   просто не выживет – не сможет  развивать экономику,  не удержит свои  бескрайние, стремительно обезлюдевающие просторы.  Так вот, очень важно доносить  мнение экспертов до «верхов». В России очень  сильное экспертное сообщество ученых-миграционщиков, они проводят ценные исследования и мониторинги. Их  аргументы могли бы  неопровержимо разоблачить вредные мифы о мигрантах. Но  большинство ученых говорят , к сожалению, на своем «птичьем» языке, и их умные книги  ответственные чиновники не читают. Пропасть тут лежит. И вот назначение  нашего журнала в том, чтобы он стал рупором той самой разумной, привлекательной для  соотечественников миграционной политики, о которой много лет говорят-говорят-говорят…

– Обывателям сложно понять и принять проблемы мигрантов. Многие из них даже разбираться не станут, кто беженец, кто трудовой мигрант, а кто гражданство и прописку купил и радуется жизни здесь у нас. Как  все-таки достучаться до обычных людей?

– Самая мощная сила воздействия, конечно, у телевидения.  А сегодня  телевидение нагнетает ненависть. Возбудить в людях дурные чувства гораздо проще, чем добрые. Совсем недавно была запущена  ( уже повторно!) опасная дезинформация: якобы 45 % преступлений в Москве совершается мигрантами. В прошлом году озвучивалась цифра 40%, и тогда я с этой ложью активно  воевала. Опубликовала  статью в «Российской газете», полосу в «Независимой».  На парламентских слушаниях в Думе  задала вопрос генералу МВД, отвечающему за статистику правонарушений, и он категорически заявил : доля мигрантов в общей  преступности по России около 3%. Откуда же взялись те громадные проценты? Присутствовавший там же представитель московского правительства смущенно признался: оказывается, они посчитали правонарушения всех приезжих из других городов, то есть в основном россиян. Что ж, Москва  - богатейший город и куда ж еще ехать криминальным элементам со всей страны? Но зачем же оперировать этими цифрами, когда речь о мигрантах! Повторяю: не 40, не 45, а всего 3 процента. Конечно, и эти три лишних процента нам совсем не нужны. Ну что ж , среди мигрантов тоже есть уголовники, однако количество их преступлений не идет ни в какое сравнение с числом противоправных действий, совершаемых нашими гражданами в отношении законопослушных мигрантов.

     - И все-таки зачем, кому выгодно возводить такую напраслину на Ваших подопечных?

     - Антимиграционная политика в нашей стране началась после 2001 года. Тогда миграцией стал распоряжаться в Кремле  крутой питерский силовик Виктор Петрович Иванов. Это тот самый Иванов, который разгонял комиссию по помилованию, позже сыграл свою роль в разгроме ЮКОСа. Он  в каждом  мигранте подозревал потенциального преступника.  Таков уж менталитет у бывших из ФСБ. И, наверное, из лучших своих побуждений Иванов  норовил закрыть  Россию  для мигрантов. Новый закон о гражданстве, разработанный   под  его руководством , превратил  всех наших соотечественников,  возвращающихся в Россию, в таких же де-юре иностранцев, как, например, мигранты из Африки. И начались  дикие муки   переселенцев.  По пять, семь и даже десять лет  обивают  люди чиновничьи пороги, выпрашивая гражданство как  милостыню.  И в основном, представьте, это русские.  Ну не желают они, вернувшись на родину, давать взятки чиновникам. А процедура построена так хитроумно, чтоб на каждом шагу человек попадал в бюрократическую ловушку, из которой без взятки не выберешься. Сотни тысяч «нелегалов поневоле» маются сегодня по России, не имея ни гражданства, ни самых элементарных человеческих прав.

    Когда только вводилось это репрессивное законодательство, наш «Форум переселенческих организаций» созвал  Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту мигрантов. Лидеры переселенческого движения уже тогда понимали, сколько страданий принесет  людям это ужесточение  процедур,  да и для России это явный вред: отпугнет  соотечественников, желающих вернуться, а они нам жизненно важны.  Мы пытались удержать власть от неразумного шага.  Тогда все причастные к миграции руководители  пришли на съезд, даже сам Виктор Петрович Иванов, кажется впервые в жизни,  явился народу. Минут сорок простоял на трибуне, ему задали около двадцати вопросов, он ни на один толком не ответил, поразил переселенцев своей некомпетентностью. Съезд принял обращение к президенту с требованием  отстранить  человека  от дел, в которых он совсем не разбирается, но – увы… Целых восемь лет  этот горе-руководитель отваживал мигрантов от России.  Сейчас его, слава Богу, перевели на борьбу с наркоманами.

  - Вы вот огорчаетесь, что ничего нельзя добиться, однако после Ваших статей в «Российской газете» принимаются меры?

  - Да, бывает. «Российская» - особая газета, она ложится на стол  каждому  ответственному чиновнику.  И еще очень важно, что эта газета сохранила  гуманистические традиции прежней журналистики (не всё же в советские времена было  плохо) – внимание к судьбе маленького человека.  «Действенность наших выступлений» - была такая рубрика почти в каждой газете. Сегодня  же редко какое издание заботится, как наше слово отзовется . А вот «РГ» опубликовала, например, мою статью «Плач по российскому гражданству» и сопроводила  текст комментарием  депутата Плигина, возглавляющего Комитет по конституционному законодательству.  Благодаря этому  продлили  срок упрощенного получения гражданства. А он  должен был закончиться 31 декабря  - буквально удалось вскочить на подножку уходящего поезда.  А ведь за этой маленькой победой – судьбы десятков тысяч  бесправных людей. Правда, упрощенка продлена всего лишь на полгода, и теперь  «нелегалы поневоле» снова  нервничают: успеют ли  проскочить сквозь эту узкую щель до июля?

   - Но есть же программа добровольного переселения,  она дает возможность получить гражданство РФ в течение полугода.

    - Да, это такая пиаровская гвоздика в петлицу полицейского мундира. Ну можно ли ждать  гуманности от Федеральной миграционной службы, если  с осени 2001-го  она передана в ведение МВД?  А ведь создавалась ФМС как социальный орган с миссией принять и защитить  соотечественников, бегущих в Россию с  развалин советской империи.  Теперь все наоборот: гнать и не пущать… Концепция так называемого «регулирования» миграционных процессов задачей ФМС провозглашает не защиту, а  по сути борьбу с мигрантами. Вдохновителем политики «регулирования» был все тот же Иванов, но  делал он это безусловно с одобрения  Путина. Между тем  публично Путин то и дело объяснялся в любви к соотечественникам. Однажды, кажется в Алма-Ате, он даже заявил, что России, чтоб стать великой державой, необходимо принять  50 миллионов соотечественников. А на деле… Ну, это  у них профессиональный прием: говорить одно, а делать противоположное.

   Так вот,  программа добровольного переселения – это попытка руководства страны как бы реабилитироваться  за лицемерную миграционную политику. Ни экономических, ни демографических проблем она не решает. Планировалось, что за три года (2007 – 2009) в Россию приедут 300 тысяч новожителей.  На это собирались выделить из бюджета аж 17 миллиардов рублей. Но вот срок кончается, а переселилось всего 10 тысяч. Почему так буксует программа, о которой «отрезанные» от России  25 миллионов русских и русскоязычных мечтали с момента распада Союза? Может, и правда, те , кто хотел переехать, уже переехали? Нет, я нередко езжу в бывшие советские республики  и знаю не понаслышке, как неуютно там  русскоязычным.

     А не ринулись они в «добровольную» программу просто потому, что она проникнута  все тем же духом «регулирования». Смотрите:  переселяться можно не к родственникам, не к друзьям, не туда,  где родился и куда душа зовет, а только в 12 «пилотных» регионов. И то лишь в некоторые районы, как правило захудалые, где пустуют  ненужные местным вакансии. То есть  для составителей программы человек – это винтик, который ввинчивают в определенное место, с которого два года  нельзя сдвинуться. Раз переезд именно сюда тебе оплатили, то если  сорвешься, должен вернуть  деньги за билеты. А то к суду  привлекут. Такое вот крохоборство государства.

   Столько было конференций, форумов. Приглашали и «дальних» соотечественников.  Помпезно, в престижных залах типа «Президент-отеля». Думаю, на эти тусовки, агитпоездки  и прочие оргмероприятия истрачено средств не меньше, чем на прием тех, ради кого… Впрочем, что толку ругать программу, которая теперь официально признана неэффективной, а ее финансирование сокращено в четыре раза.   Ее главной привлекательностью было, конечно же, довольно быстрое, без мук получение гражданства. Подумать только: если другие страны (например, Израиль, Германия, Польша), приглашая  репатриантов, обеспечивают им какое-то жилье,  приличное пособие и другие льготы, то наши возвращенцы  ни о чем подобном даже не мечтают. Лишь бы гражданство дали.

    Эта программа была заранее обречена уже потому, что  нельзя было (да позор же это!) звать новых добровольцев, когда  сотни тысяч давно переехавших  (кстати, без всякой помощи государства)  живут в бесправии, годами не могут  стать гражданами из-за отсутствия штампа о прописке (хоть она теперь именуется «регистрацией по месту проживания», крепостническая суть все та же) и из-за прочих бюрократических придирок. Сколько написано статей, сколько прошений  в администрацию президента ( у нас теперь  почти все законы «спускаются» оттуда, а  Дума их просто штампует)  о срочной необходимости  «иммиграционной амнистии» для «нелегалов поневоле». Ведь без всякой же своей вины  люди выпали (после ужесточения законодательства) из правового поля. Во  многих развитых странах такие амнистии проводятся регулярно. Уже семь лет мы  об этом твердим, и все ответственные чиновники вроде бы соглашаются:  да, нужно бы легализовать тех, кто уже давно у нас живет и ничего плохого не совершил, все равно, мол, они никуда из России не денутся. Однако издевательства продолжаются, и об этом, конечно, знают  в СНГ  и потому не спешат переезжать.  А уж теперь, когда  правительство  в сущности забраковало программу,  люди совсем разуверятся.  Горько это. В очередной раз разбиты людские иллюзии , да и по авторитету России – мощный удар.

– Если так немилосердно  встречают  русских переселенцев, что уж говорить о трудовых мигрантах.

– Да, держать  мигрантов в теневом секторе многим выгодно.  Милиция пасется на  благодатной нелегальной ниве. Работодатели уходят от налогов, наживая огромные барыши за счет рабского труда. Чиновники тоже  без  своей доли  не остаются. Вот  спрашивается: зачем придумывают такие человеконенавистнические законы? Да потому что они – взяткоемкие. Это особенно наглядно в ситуации с трудовой миграцией. Вот уж где клондайк для коррупции. 

    –  А Вам не хочется уйти из этой тупиковой проблемы? Откуда у Вас силы, у многих руки давно бы опустились?

– Я верующий человек, силы мне Бог дает. Если бы не Божья помощь, давно бы уже не выдержала. Чувствую себя прикованной к этой трагедии , тяжело ужасно. Сколько раз мне говорили: брось, стену лбом не прошибешь, хватит  чужими страданиями себе душу травить. Даже  некоторые близкие  люди, замечаю, отдаляются от меня как от прокаженной. Один мой друг-писатель как-то объяснил:  ты  нам – живой укор, бьешься столько лет, а мы ничем не можем тебе помочь.  К счастью, мой супруг (он тоже журналист, известный сатирик), хоть мало меня видит, но все прощает, поддерживает.  И сын  меня понимает. Я счастлива в личной жизни, у меня три внука и даже две правнучки. Жалко, что совсем  редко с ними бываю. И давно не читаю любимых книг, только – о миграции. Конечно, пора уж  и о вечности подумать, подвести итог своей жизни.  А как хотелось бы уехать к морю, в мой родной Крым, и хоть неделю пожить свободно, совершенно бездумно, без этих сверлящих мозг «надо-надо-надо…»  Но ведь не смогу  же беспечно наслаждаться жизнью, совесть не позволит забыть тех, кто страдает и  ждет помощи. Знаете, что такое правозащита? Это когда понимаешь, что ничего сделать нельзя, но все-таки делаешь.  У меня с юности осталась привычка: каждый день я должна себе доказывать, что не напрасно живу на свете.